Где провести свадьбу на Алтае

Они создадут вам незабываемую свадьбу

Во сколько вам обошлась ваша свадьба?

результаты

Узнайте, как можно существенно снизить расходы на алтайской свадьбе.


Свадебный обряд и ритуалы

Если украденная невеста находилась у родственников жениха, свадьба начиналась у его родителей со встречи гостей с ее стороны. К аилу они подъезжали не позже полудня, но их с легким угощеньем ожидали еще в пути и проводили ритуальные игры «тепши блаажары» (нужно было отнять деревянное блюдо с мясом). В завершение встречи сватов угощали и провожали к свадебному аилу, где организовывали торжественный прием.

Родственники невесты выставляли напоказ часть доставленного приданого. Прежде чем занести его в аил, совершали ритуальную игру «јööжö садары» — продажа приданого: предлагая разное имущество, женщины со стороны невесты расхваливали его, «требуя» взамен символический выкуп — песни и танцы. В игре принимал участие племянник невесты, наряженный в одежду замужней женщины. Его предлагали со словами: «Кому нужна девушка – покупайте!».

Заносили приданое в аил тоже в виде ритуальной игры, в ходе которой сторона жениха преподносила разные угощения или аракы.

После ритуального выкупа женщины обеих сторон приступали к оформлению нового аила. Затем родственники жениха шли за невестой, взяв с собой веточки можжевельника («арчын»), угощения, праздничную одежду из приданого. Впереди несли занавес – кöжöгö, слева шел родственник жениха, справа – невесты. В аил, где находилась невеста после умыкания при заключении брака по предварительному сговору, гости входили с песнями. Жена старшего брата жениха совершала обряд кропления огня очага хозяев. Выкупив невесту, одевали ее в девичий наряд и, прикрыв кöжöгö, вели в новый свадебный аил. Она прикрывала лицо руками, закрытыми манжетами. Последующие обряды проходили одинаково для всех форм заключения брака.

Невесту провожали в аил родителей жениха (јаан айыл). Перед входом окуривали можжевельником, будущая свекровь угощала ее молоком и благословляла. После чего, прикрыв кöжöгö, ее дважды обводили вокруг нового жилища, входили в него, девушку усаживали на почетное место женской половины лицом в сторону входа, ориентированного на восток. Так начинался кульминационный свадебный церемониал – обряд заплетания волос невесты («чач öрöри», «чач јарыш»). Участие в нем принимали многодетные женщины, состоящие в счастливом браке.

За занавесом девушку переодевали в одежду замужней женщины («чегедек»), сопровождая действо обрядовым пением, снимали девичье накосное украшение («шаҥкы»), расплетали волосы, расчесывали, делали прямой пробор, делящий голову на равные половины, – знак женской доли. Затем заплетали две косы: левую – женщина из рода («сööк») жениха, правую – невесты, что символизировало переход невесты из одной семьи в другую. Связав концы косичек, укладывали их на грудь, на голову надевали островерхую шапку замужней женщины («кураан бöрÿк»). С пожеланиями достатка молодую угощали молоком. «Шаҥкылу бала» становилась «келин» – замужней женщиной.

Кöжöгö – табуированный предмет, трогать его руками нельзя. Чтобы показать участникам свадьбы скрывающуюся за ним невесту, дядя жениха приоткрывал его рукояткой плетки, прикладом ружья или же двумя-тремя веточками можжевельника. При этом давал невестке наставление: «Имя мое не называй. Дорогу мне не перебегай. Старшего за старшего почитай». Затем прикреплял кöжöгö на постоянное место – у кровати новобрачных. После чего к березкам привязывали вареные голень и грудинное ребро барана в знак пожелания молодым благополучной жизни. По отношению к открывшему занавес в замужней жизни невеста соблюдала обычай избегания. Само открытие занавеса является символом перерождения невесты в келин. На ее смотрины собирался народ.

Затем начиналась очередная ритуальная игра – айгыр ла бее, или сöйкöниш. Вслед за ним проводился обряд благопожелания новобрачным – алкыш сöс, или башпаады, означающий приобщение молодоженов в качестве хозяев к своему очагу.

Следует отметить, что во время свадебного пиршества существовали строгие правила приема гостей и их поведения. Рассаживались они тоже в определенном порядке.

В первый день свадьбы невесте положено было угостить собравшихся солёным чаем с молоком собственного приготовления. Жених помогал ей: готовил дрова, подносил воду и поддерживал огонь. После застолья проводилось еще несколько ритуальных игр.

На свадьбе родители невесты не присутствовали. В разгар пиршества несколько родственников со стороны жениха посещали новую родню, доставляли им конину или баранину. Этот обряд называется «белкенчек тÿжÿрип», или «јодо экелгени». Сватовской визит совершался после ритуала заплетания волос. Если брачное торжество проходило в аиле жениха, то белкенчек – в аиле невесты.

На белкенчек родственники жениха брали арчын, тажуур с молоком и тажуур с аракой и «шаалта». Их не положено было встречать во дворе. Войдя в жилище, старший из сватов кропил молоком огонь и «јайык», благословляя родных девушки. Сватов угощали молоком. Его они должны были передать новобрачным. Затем родственники жениха вносили заднюю половину туши барана. Ее держали в неперевернутом виде передней частью к очагу, что означало проявление уважения к хозяевам. Мясное угощение подносили с тажууром молока. На деревянном блюде матери невесты подавали грудинку, а мясо с бедра и таза (јöргöм) – отцу и другим родственникам. В качестве шаалта были сладости, плитки чая, сыры и прочие угощения. По традиции хозяева сначала бросали привезенные продукты (по две или четыре щепотки) в огонь.

При сватовском визите матери невесты преподносили «эмчек тажуур». После чего хозяева приглашали гостей к столу, в знак признания родственниками им повязывали пояса. Если дорога предстояла не дальняя, то в обратный путь сваты отправлялись в тот же день, прихватив оставшуюся часть приданого.

На месте свадьбы гостей положено потчевать и на следующий день: забивали двухлетнюю кобылицу («байтал») и проводили «байтал баш» – так называлось пиршество второго после свадьбы дня. В дополнение к свадебной трапезе в этот день на стол подавались горячие вареные головы свежезабитого скота. Молодым женщинам, имеющим не более двоих детей, неэтично было сидеть в кругу старейшин и пить с ними аракы. Также считалось большим позором напиться на свадьбе допьяна, не знающих в этом меры накрывали и заворачивали в войлок. По обычаю хозяева провожали гостей, сопровождая их небольшой отрезок пути и угощая в нескольких местах привала.

Следует сказать, что обрядовая часть алтайской свадьбы дошла до сегодняшних дней практически неизменной. Исключением является то, что белкенчек может проводится в другой день, отличный от свадьбы. Иногда он проводится на следующий день, иногда — на следующей неделе, если предстоит неблизкий путь. Однако часто встречается проведение белкенчек в тот же день, что и свадьба — как и раньше.

Оставить комментарий

Имя

Контакты (по желанию)